?

Log in

*щавелевые биточки [entries|archive|friends|userinfo]
Даша

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Run the Jewels [Mar. 23rd, 2017|01:46 am]
Даша
[Tags|]

Выпустили новый клип с нового альбома.
Как всегда умно, самоиронично и злободневно.
Радуюсь

linkpost comment

Михаил Эпштейн, Сергей Юрьенен [Mar. 22nd, 2017|12:39 pm]
Даша
[Tags|]

"Энциклопедия юности" заточена не под факты, а под читателя. В ней сплошь важные для того поколения (преимущественно речь о студентах-филологах МГУ 1967-1974 гг.) предметы-объекты-явления, ты лавируешь меж них, примериваясь, и чего-то понимаешь об эпохе и о себе.
Мне было не очень приятно многое читать. Михаил Эпштейн кажется вневременно чудесным, а (юному) Сергею Юреньену я бы предпочла Евгения Алехина, если выбирать образ мужчины-"достигателя" и агента творческой интеллигенции два в одном. Чему сама удивилась. Наверное, это пресловутая поколенческая блажь и не более того, но и не менее. С.Ю. субъективно оказался слишком щеголоват, его отношение к женщинам отталкивает, некая обернутость желаний на себя тоже. Это, кажется, еще была эпоха авторитетов, пылкого максимализма и высоких котировок гуманитарных интеллектуалов. Есть подозрение, что я родом из другой эпохи.
Помимо пространных размышлений о поколениях во мне расшевелилось желание нащупать свои ключевые предметы-объекты-явления. Как упражнение. Утомительное. Возможно, такие штуки удаются, когда ты от юности своей немного подальше отошел.
Пожалуй, это любопытный мотиватор рефлексии о разнице между людьми, о времени и о себе.

Вот здесь можно прочесть кое-что из энциклопедии.
linkpost comment

Джонатан Франзен [Mar. 19th, 2017|07:00 pm]
Даша
[Tags|]

Это большой кирпич текста, местами шокирующего, смешного, возбуждающего, в котором гораздо больше чувства неловкости, чем идеи. Причем неловкость присуща как героям, среди которых даже самые лютые человекозвери сентиментальны и обижены (только мама любит их по-настоящему), так и мне, как читателю, потому что ощущается наивность или излишняя откровенность автора (о себе, наверняка). В общем, это разочаровывает.
По идее книга об эпохе постистины, о специфическом положении современных СМИ. Но в ней довольно мало взгляда на сложившуюся ситуацию, почти все внимание уделено отношениям между героями и их психологическим особенностям, иногда в духе Санта-Барбары. И в этом, с другой стороны, самая сильная сторона романа: проработанность образов, их неоднозначность и человечность, несовершенство и импульсы, принципы и стремления, их диалектика в этом всем - это здорово. Человеческое здесь натурально, узнаваемо и живо. Но это очень мало в контексте пухлой книги сильного автора.
Еще одно разочарование - это концовка. Весь роман герои были неудовлетворены и разочарованы, неупокоены в самом живом смысле. А в конце Франзен разыграл Disney.
Самое интересное, на мой взгляд, у Франзена здесь - это видение запахов. Он открывает Боливию через нюх Пьюрити, и там чудеса.
В общем, вышла книга не о постистине, а о чем-то личном. Но она затягивает, эдакое guilty pleasure.



...порнография в интернете специально для них и создана, для немецких мужчин, потому что им нравится быть в одиночестве, все контролировать и предаваться фантазиям о власти.


Счастливые люди не лгут.


Журналистика - это некая псевдожизнь, псевдокомпетентность, псевдоопытность, псевдодружелюбие: овладеть темой и тут же забыть, завязать отношения и тут же порвать. Но, как и многое "псевдо", как и многие имитационные удовольствия, она очень сильно затягивает.


Когда ее тошнило, рвота поступала необязательно при мысли о еде; она подступала при мысли о желании чего бы то ни было. Тошнота - запрет на любые желания. И ссора тоже.


Секреты - власть. Деньги - власть. Когда в тебе нуждаются - власть. Власть, власть, власть... что это за устройство мира, когда все крутится вокруг борьбы за то, что делает тебя, если ты это имеешь, таким одиноким и подавленным?

(с) Безгрешность
link4 comments|post comment

Март [Mar. 13th, 2017|02:01 pm]
Даша
[Tags|]

Вот, вдруг, замечаешь, что едва ли соизмеряешь себя со своим возрастом и не имеешь ориентиров, или клише-императивов. Вроде: "в 35/40/50 лет у тебя будет то-то и то-то". Или: "каждый день надо пробегать по пять километров". И замечаешь другие штуки. Например, что твой партнер думает о старости, тревожится о будущем. Замечаешь и удивляешься, что пишешь диссертацию на озорную тему и почти каждый месяц куда-нибудь да путешествуешь. Замечаешь, что по-прежнему любишь людей, и твои опасения, что разлюбишь, не оправдались. Замечаешь, что хмурная морщина не разглаживается. Замечаешь, что в твоей библиотеке несколько тысяч прочитанных книг, которые ты выбрал сам. Замечаешь, что некоторые вещи довольно здорово делаешь. Замечаешь, что умиротворен, хотя знаешь об очень многих поводах поволноваться. Замечаешь, что у других сложилось устойчивое о тебе мнение, и оно тебя устраивает. Замечаешь, какое впечатление создаешь у новых знакомых, и оно тебя тоже устраивает. Замечаешь, что не хочешь особенно ни на кого надеяться, и это приятное чувство, укрепляющее любовь к людям. Замечаешь, что в человеке полно потенциала и эксперимента. Замечаешь, как много для тебя значит доброта, солнце и луна, зелень, вода, движение, весна, запахи, чувство, что прошлое-настоящее-будущее существуют одновременно и воедино, как слоеный пирог. В общем, замечаешь, как много чудес и красоты вокруг и они неисчерпаемы, множатся. И что чудеса тебе важнее дерьмеца, которого тоже много и которое тоже множится, но для него ты не очень досягаем (из-за предпочтения чудес). И что мир меняется (всегда). И что со многими ответами стоит обождать, оставляя одни вопросы. Замечаешь себя в этом поразительном и понимаешь, что это дарит кротость.
link1 comment|post comment

Melanie De Biasio [Mar. 11th, 2017|08:47 pm]
Даша
[Tags|]

linkpost comment

Хьюберт Селби [Mar. 11th, 2017|08:19 pm]
Даша
[Tags|]

"Последний поворот на Бруклин" - это текстовый Босх родом из США конца Второй мировой войны (вплоть до 60-х). Страницы кишат человекоподобными чудовищами и всякими горемычными, зачастую даже без знаков препинания - сплошными листовыми триптихами. Самая романтичная часть (вторая) начинается со слов: "Жоржетта была гомиком с понятием". Это чуть более лирично, чем "Sodomy and the pirate tradition". Но "Последний поворот" про страдание, замаскированное тем, чем обычно люди его и маскируют.

Книгой, наверное, могут заинтересоваться те, кто с любопытством ищет дно во всяких темных материях, не желая ступать в них. Кто не любит осуждать, и с готовностью признает, что многого не понимает. Возможно, она для неумолимых филантропов. С ней можно почувствовать внутреннюю святость, если она - это любовь и всепрощение. Искренне. И чувство это немножечко странное для осознания.
linkpost comment

Том Маккарти [Mar. 11th, 2017|01:44 pm]
Даша
[Tags|]

Я б ее назвала авангардной - первое слово, приходящее на ум. Это как Триер, только без женщин, как Догвиль без насилия. Или социализированный Кафка. Или притча про абсолютную власть начисто лишенная политики.
Герой (безымянный, в отличии от всех остальных) выходит из комы и учится двигаться, ходить, держать морковку. Реконструирует базовые движения. А еще, будучи в коме, слыша пиликание приборов, ему виделись спортивные сны, которые, - он знал, - он был обязан комментировать, вести репортаж, иначе умер бы. И он вел. После чего, очнувшись, перестал чувствовать себя настоящим. Пластиковый, как его мышцы.
Выйдя из больницы, он замечает, что все кажется ненастоящим. Неискренним, неловким, нарочитым, вторичным. Это крупная ловушка, из которой не получается выбраться. Есть только некоторые эпизоды, которые он чувствует подлинными: во-первых, такие, от которых по телу мурашки, чувство легкости и скольжения, спокойствие и напряжение мышц одновременно; во-вторых, видение-воспоминание определенного дома с жильцами и двора. Возможно, запах кордита. И он решает их моделировать. А потом разглядывает под разными углами. И ловит чувство настоящести, проваливаясь в транс воспоминаний и ощущений легкости. Это становится его единственной целью - почувствовать себя настоящим. И у него получается.
Герой раздражал почти все время. Все происходящее из-за него, казалось, ведет к пустоте, какой-то мутной беде, главным образом, связанной с осознанием фундаментальной бессмысленности: "По сути, я сделал это под влиянием движений, позиций и мурашек - вот и все".
И, да, история лишена какой бы то ни было романтики. Она очень конструктивистская, архитектурная, геометричная и внутричерепная буквально на уровне нейронных сетей. Мы наблюдаем строительство мостиков в чьем-то мозгу. Это поразительно.



Моя погибель - материя.


Живыми нас делает именно материя: поток кусочков, шрамовая ткань, визитная карточка самой первой мировой катастрофы и долговое обязательство, гарантирующее самую последнюю. Попробуйте ее разутюжить на свою беду.

(с) Когда я был настоящим
linkpost comment

Поезда [Mar. 9th, 2017|11:11 pm]
Даша
[Tags|]

Иногда, - очень редко, - поезда изнутри звучат как оркестровая яма.
linkpost comment

Вопрос времени [Mar. 9th, 2017|02:11 pm]
Даша
[Tags|]

Заметила, что старички слушают то, что любили в молодости.
Интересно, современные любители трэпа вернутся к нему в старости?
linkpost comment

Jorja Smith [Mar. 8th, 2017|11:04 pm]
Даша
[Tags|]

linkpost comment

navigation
[ viewing | most recent entries ]
[ go | earlier ]