?

Log in

*щавелевые биточки [entries|archive|friends|userinfo]
Даша

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Low / Cigarettes after Sex [Jan. 16th, 2017|06:53 pm]
Даша
[Tags|]

Грустные американцы с их офигенной вялой музыкой.



+ 1Collapse )
linkpost comment

С - сибаритство [Jan. 15th, 2017|03:04 pm]
Даша
[Tags|]

Так много богатств на такую короткую жизнь.
linkpost comment

Juana Molina [Jan. 15th, 2017|01:49 pm]
Даша
[Tags|]

Замечательнейшая Аргентина

linkpost comment

Cibo Matto [Jan. 14th, 2017|09:03 pm]
Даша
[Tags|]



+ 1Collapse )
linkpost comment

Лора Белоиван [Jan. 14th, 2017|01:42 pm]
Даша
[Tags|]

Обещали, что будет смешно, но сначала было безобразно (хоть и озорно), а только потом смешно. Совсем не удивительно, что "Маленькая хня" пришла из Владивостока. Оттуда часто странное приходит.
Сначала Лора в книге полощет писателей и писательство (возможно, это способ посыпать свою голову пеплом). Вот здесь жутковато было. Хотя полюбился рассказ "Пришвин и еж".
Потом книга становится про моря и океаны, про корабли, суда, ледоколы и пароходы. Это смешно. И вообще морская проза она ж особенная совсем.
Чувствуется, к сожалению, очевидный привкус жж в этой книге: у всех(?) жж-писателей один общий вкус (то ли это сиюминутный лексикон: они быстро устаревают языком; то ли дробность письма, формат журнального поста; то ли эдакое кухонно-дискурсивное панибратство с аудиторией). Но "Хня" действительно абсолютно шальная и палит из всех словесных орудий, как умелая шантрапа. Ну, и это определенно не женская проза и, наверное, не для малохольных. Что-то в ней такое притягательное есть, как в надписях на заборе. А теперь сами решайте.

Еще Лора в Школе злословия исчерпывающе говорила за волонтерство и разного рода не обнадеживающую благотворительность. Волонтерство и благотворительность тоже яркая человеческая - Лорина - черта. И она прочитывается в книге.



А больше всего на свете меня интересует, куда деваются мертвые водители автобусов. Вы знаете, они действительно повсюду. Недавно я задавила двух насмерть, но они тут же встали с трассы и как ни в чем ни бывало отправились слушать радио Fine. Когда я думаю про их смерть, то даже не могу представить себе похоронную процессию.
Свадьбу автобусных водителей я представляю, а похороны — нет. А когда я думаю про их жизнь, мне мерещится Длинная цепочка маршруток, которые движутся цугом по направлению к 14-му километру.


Владивосток еще можно назвать Городом Пронумерованных Речек. В районе Речки № 2 когда-то размещалась пересыльная тюрьма, из которой ловко слинял на небо поэт Мандельштам. Жители Владивостока ужасно гордятся, что Осип доедал виноградное мясо стихов именно на их территории, и практически каждый сможет показать вам, где находились бараки пересылки. Теперь здесь супермаркет и большой рынок. Водители автобусов покупают тут себе корм и разбрасывают окурки.


Одиночество, невежество и бытовой травматизм — скучная доля учительниц младших классов.


Уже почти все позавтракали, кроме капитана: он сидел за своим столом напротив двери в буфетную и ел сыр-какао, когда в кают-компанию влетел снаряд с добавкой. В торговом флоте никто не носит форму, но наш капитан ходил весь в белом, как в Пиратах XX века, и всю дорогу сдувал с себя соринки. Ведро с какао продолжило бы лететь дальше и упало бы в клумбу, кабы на его глиссаде не встретилось белое препятствие, жующее сыр. Я видела его глаза. Глаза капитана, увидевшего, как в него летит помойное ведро.


И только что вместо стакана с зеленым чаем нечаянно отхлебнула из стакана, в котором мыла кисточки — вода там была зеленоватая, потому что мною только что был рисован печальный кот.

(с) Маленькая хня
linkpost comment

Miho Hatori [Jan. 13th, 2017|04:44 am]
Даша
[Tags|]

Про чистое волшебство



+ 2Collapse )
linkpost comment

Mac DeMarco [Jan. 12th, 2017|06:48 pm]
Даша
[Tags|]

Когда мучительно скучно, но необходимо, можно прослаивать дурацкий день Маком ДеМарко, как жирнющим майонезом. Вроде бы дурно от него, но то что надо в данных обстоятельствах.



link2 comments|post comment

curiosity [Jan. 10th, 2017|12:52 pm]
Даша
[Tags|]

Почему во сне мы почти теряем способность удивляться?
linkpost comment

Tom Misch [Jan. 6th, 2017|01:03 pm]
Даша
[Tags|]

linkpost comment

Алессандро Барикко [Jan. 5th, 2017|10:51 am]
Даша
[Tags|]

Созданная для театра история о музыке хороша и для книги (а так не всегда бывает). Наталии Колесовой - переводчице - хочется сказать огромное спасибо за то, что весь этот упоительный музыкально-корабельный язык жив тут, с нами. Это вообще-то чудеса.



В человеческих глазах заметно то, что они еще увидят, а не то, что они уже видели. Так он говорил: то, что они еще увидят.


Когда я оказался там, мне было семнадцать. И единственное, что я умел делать, – это играть на трубе. И вот, когда сказали, что в порту набирают людей на пароход «Вирджиния», я пришел и встал в очередь. Вместе с трубой. Был январь 1927-го. У нас уже есть музыканты, сказал тип из Компании. Я знаю, – и заиграл на трубе. Он смотрел на меня, и ни один мускул на его лице не дрогнул. Он молча ждал, пока я закончу. Потом спросил:
«Что это было?»
«Не знаю».
У него загорелись глаза.
«Когда не знаешь что – тогда это джаз».


В такого рода беседе морской капитан может выдать от силы четыре-пять реплик. Особенно когда выясняется, что ребенок, которого все считали погибшим, не только жив, но еще за это время научился играть на пианино. Он оставил богачку там, где она стояла, вместе с ее слезами и всем прочим, и решительным шагом пересек зал: в пижамных штанах и расстегнутом мундире. Он остановился, только подойдя к роялю. Он хотел бы много чего сказать в ту минуту, и среди прочего: «Где ты, мать твою, научился?» и еще: «Где, черт побери, ты прятался?». Однако любой человек, привыкший жить в мундире, в конце концов, и мыслит тоже в мундире. И вот что он сказал:
«Тысяча девятисотый, все это совершенно противозаконно».
Девятисотый перестал играть. Этот ребенок был не очень разговорчивым, но весьма смышленым. Он кротко посмотрел на капитана и сказал:
«В задницу законы».
(Раздаются звуки шторма.)


Не то чтобы он играл на скачках: ему нравились имена лошадей, и это было его страстью, он мог сказать тебе: «Вот послушай-ка это: она вчера бежала в Кливленде, слушай, ее назвали „Добудь деньги“, понимаешь? Разве так можно? а это? Смотри, „Лучше первой“, – сдохнуть можно», – в общем, ему нравились лошадиные имена – ему просто нравились клички.


Бог знает, как он это делал. И надо было слышать, какая мелодия у него выходила. Там была одна дама, в халате, розовом, на голове что-то вроде бигудей… это была очень богатая дама, чтобы вы поняли, – жена-американка одного страхового агента… ну так вот, у нее текли крупные слезы, прямо по ночному крему, – она смотрела и плакала не переставая.


Отрывок с музыкальной дуэльюCollapse )


Меня всегда поражала эта история с картинами. Они висят себе годами, а потом, без всякой причины, без причины, повторяю, хлоп, и они летят на пол. Они висят себе на гвозде, никто к ним не прикасается, но вдруг, в какой-то момент – хлоп, и они падают как камни. В полной тишине, полной неподвижности, ни одна муха не пролетает, а они хлоп. Без всякой причины. Почему именно в этот момент? Неизвестно. Хлоп. Что такое происходит с гвоздем, когда он решает, что не может больше? Неужели и у него, бедняги, есть душа? Неужели он принимает решения? Они долго это обсуждали с картиной, они не решались на это, они говорили об этом все вечера напролет, и так – в течение многих лет, потом определились с датой, с часом, минутой, секундой, и вот пожалуйста – хлоп. Или они знали обо всем заранее, с самого начала, эти двое, все уже запланировали, – смотри, я ослаблю веревку через семь лет, у меня это получится, хорошо, тогда договорились на 13 мая, хорошо, около шести, давай без четверти шесть, о’кей, ну тогда спокойной ночи, – спокойной. Через семь лет, 13 мая, без четверти шесть: хлоп. Ничего не понятно. Это из тех вещей, о которых лучше не думать, иначе сойдешь с ума. Когда падает картина. Когда ты просыпаешься однажды утром и понимаешь, что больше не любишь ее. Когда открываешь газету и читаешь, что началась война. Когда видишь поезд и думаешь: я должен уехать отсюда. Когда смотришься в зеркало и понимаешь, что состарился.

(с) 1900-й. Легенда о пианисте
linkpost comment

navigation
[ viewing | most recent entries ]
[ go | earlier ]