?

Log in

*щавелевые биточки [entries|archive|friends|userinfo]
Даша

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Хаски [Dec. 5th, 2016|11:29 am]
Даша
[Tags|]

linkpost comment

Massive Attack & James Massiah [Dec. 5th, 2016|10:35 am]
Даша
[Tags|]

linkpost comment

Rosie Lowe [Dec. 4th, 2016|07:39 pm]
Даша
[Tags|]

linkpost comment

SamuraiHacks & Hīrō [Dec. 4th, 2016|12:39 am]
Даша
[Tags|]

linkpost comment

Childish Gambino [Dec. 3rd, 2016|09:25 pm]
Даша
[Tags|]

linkpost comment

Shuheiyo Shida [Dec. 1st, 2016|04:36 pm]
Даша
[Tags|]

linkpost comment

casquette avec pompon et le voile [Nov. 30th, 2016|03:24 pm]
Даша
[Tags|]

Черная вязаная шапка с помпоном и вуалью. На огромной улыбчивой женщине в спортивном оранжевом пуховике.
Чем не чудеса?
linkpost comment

Мордехай Рихлер [Nov. 30th, 2016|03:06 am]
Даша
[Tags|, ]

Книга - 600 страниц желчи Барни, огибающей только его историю "любви всей жизни", то есть третью жену. Статусу "третьей" можно ухмыляться, но, похоже, она и правда любовь всей его долгой немножко расхлябанной жизни. А если знать историю женитьбы на первой и второй барышнях, то третью можно считать единственной.
Сколько ужаса каждый человек проживает за свою жизнь? Личного ужаса. Подумалось однажды вечером и вспомнилось после "Версии Барни".
В книге изрядно от парижского Генри Миллера и американского Вуди Аллена: меланхолия, страхи, человеческость (слово-то какое), легкость, неповторимость, радость и упрямство, муки творческих родов, таланта и бесталанности, и я могу через запятую продолжать. Она нажористая, щедрая, раскатистая - эта история.
"Версия Барни" похожа на попку огурца: когда свежо, вкусно, утоляет голод и жажду, но горчит до сморщивания.
А еще по меньшей мере дважды здесь отдается дань женским усам.
Это очень хорошая книга, глубоко трогательная.
(и сколько же тут всего про канадцев! про этот загадочный народ)



Однако и у меня есть принципы. Никогда я не имел дела с оружием, наркотиками и пищевыми добавками.


Надо писать по-новому! — постановил Эзра Паунд незадолго перед тем, как его признали сумасшедшим.


Я любил Буку и ужасно по нему скучаю. Я бы отдал все состояние (ну, половину) за то, чтобы эта ходячая загадка, это двухметровое пугало, пыхтя сигарой «ромео-и-джульетта», снова ввалилось ко мне в дверь и с двусмысленной ухмылкой пристало чуть не с ножом к горлу: «Ты не читал еще Томаса Бернхарда?» или «Что скажешь о Ноаме Хомски?».


Британцам просто нельзя верить. Когда ты с американцами (или канадцами, это без разницы), с ними что видишь, то и имеешь. Но если в Хитроу в соседнее с тобою кресло «боинга» сядет этакий запинающийся, скромный и скучный старый англичанин — явно заштатный клерк какой-нибудь из Сити — и, прижав к узлу галстука двойной подбородок, тут же уткнется в газету «Таймс» с кроссвордом, не дай вам бог проявить к нему малейшее неуважение. Мистер Мак-Мямля окажется обладателем черного пояса по дзюдо, а в прошлом у него парашютный прыжок в сорок третьем году в долину Дордони, где он лихо пустил под откос парочку поездов, после чего выжил в гестаповских застенках благодаря сосредоточенности на том, что впоследствии стало каноническим переводом «Гильгамеша» с шамаш-урюкского, хотя теперь, конечно, да, — теперь его чемодан полон самых прельстительных платьев и белья супруги, а в Саскатун Саскачеванский он направляется не просто так, а на ежегодный слет трансвеститов.


«Кто-то коллекционирует марки, — однажды сказала она, — кто-то любит собирать спичечные этикетки. А живя с тобой, дорогой мой, надо любить обиды».


Тогда я не был еще отцом и снисходительно поучал Хайми.
— Если бы у меня были дети, — говорил я, — я бы вожжался с ними только до двадцати одного года. Двадцать один — и все, живи как знаешь. Нельзя же терпеть до бесконечности!
— Ни в коем случае, — соглашался он. — Только до могилы.


Причем быстро. Вчера!


— Я уезжаю домой. Назад в Канаду, — сказал я и про себя удивился, потому что это решение пришло ко мне в тот самый момент.
— А я думала, это я тут сумасшедшая. Что ты будешь в Канаде делать?
— Утопать в снегах. Добывать бобра. Весной варить кленовый сироп.


«Пойми же наконец, — сказал мне однажды Хайми Минцбаум после очередного периода лечения у какого-то из своих мозгоправов, — ведь это просто защитный механизм. Ты убежден, что всякий, кто видит тебя впервые, считает, будто ты полное говно, и ты предпринимаешь упреждающие меры. Расслабься, бойчик! Когда они узнают тебя получше, они убедятся в том, что были правы! Ты и есть полное говно».


— Раз в год меня обследует Морти Гершкович. Усыхаю, говорит. Если доживу до девяноста, ты сможешь повсюду носить меня в сумочке.
— Мы с Шанталь все обсудили. В случае, если твое здоровье ухудшится, ты всегда можешь переехать к нам. Мы отгородим часть квартиры железной сеткой, как это делают владельцы «универсалов», когда возят с собой собак. И время от времени будем бросать тебе туда латкес.

(с) Версия Барни
linkpost comment

Andrew Bird [Nov. 30th, 2016|02:38 am]
Даша
[Tags|]

linkpost comment

Declan McKenna [Nov. 29th, 2016|06:21 pm]
Даша
[Tags|]

linkpost comment

navigation
[ viewing | most recent entries ]
[ go | earlier ]