January 22nd, 2010

облака

(no subject)

Милиционеру 26 лет, журналисту 47. И первый насилует шваброй второго. Доходит до комы и смерти. О взорванной психике журналиста не говорю и не хотела бы. А милиционер полагает, что все из-за того, что он испытывает в последнее время стресс. Две семьи, дети, понимаете?

У Другого в комментариях кто-то спросил на неверие и недоумение одного человека: «Ты что с милицией не встречался? Ты не в России живешь?». И это адъ.

Недавно друзья, едя на машине, увидели избитого мужчину, волокущегося по дороге; они подобрали его и повезли в больницу; когда высадились возле больницы, на них троих напали люди в форме. Не повезло совсем, конечно, подобранному мужчине. В конце очень трудного для него дня он был действительно багрово-синий и будто без костей: ни стоять, ни сидеть не мог. Друзья сидели два дня с переломами, сотрясением и рассеченной раскрытой бровью за нападение на сотрудников правоохранительных органов. Сидели только два дня, потому что заплатили.

Я понимаю, что их самих, милиционеров, практически шваброй старшие по званию и более хитрые силовые структуры. Но так же понимаю, что это вообще не дает никакого права быть мусором. А мы сейчас «под защитой» и пристальным вниманием в основном мусора.

Это правда очень остроумно, что люди, отвечающие за нашу безопасность, так опасны для нас самих. И это тот редчайший случай, когда мне не неудобно испытывать к человеку брезгливость и презрение.
И, да, я бы таких отстреливала.