July 5th, 2016

облака

Николай Кононов

Николай Кононов в "Параде" внимателен и проницателен настолько, что становится жутко за частность и уникальность любого человека, оказавшегося в его поле зрения. Потому что чужое бессознательное может быть практически нагло препарировано, хоть и без издевательств. Но как же скрупулезно и точно. В Synecdoche New York есть такой персонаж, как Кононов - Сэмми Барнатан, двойник режиссера.
Это очень крутой автор, как об этом еще сказать: язык, метафоры, темы, истории, чувственность, зрелость, интеллект. Даже если бы он писал чистейшую бессмыслицу (а он - нет), то это было бы красиво и хитро. Так красиво и хитро, что смысл в этом бы нашелся, пожалуй. Разворачивает он человека как артишок - лепесток за лепестком, а там всякое: земля, жучки, гнилой лист, новый прозрачно-зеленый лист, сердце. Это завораживает - его работа с персонажами. Дополнительным шлейфом очарования (для меня) является его образование физика. Нравятся люди физмата (как правило).

Более лаконичное продолжение цитирования "Парада":



Он совершенно не боялся за наши рубежи, ведь мы - мирная уже термоядерная держава все-таки.


Да, бывают времена, когда он также пуст пустотой, а на самом деле - вакантен!


...видимо, корень красоты так же глубок и приятен, как кутята.


Вообще, революция и большая война склоняли самые простые умы, должные в нормальной культуре без экстазов осмыслять календарные циклы: посев, полив, пропол, урожай, свадьба, роды, похороны и пр., - то есть спокойно мыслить о вековечном как о повторении, к глубокомыслию и оригинальничанию. И каждый становился этимологом, обдумывающим и расковыривающим все подряд: откуда взялось слово "труд", к примеру.
Об этом и раздумывал Холодок, сжимая кулаки, смотря на свои руки, бесстыдным образом давным-давно лишившиеся трудовых мозолей.
А они были! Были!


Иногда, минуя коридор, Холодок попадал в завихрения невозможных запахов, словно только что перед ним промчался демон щей, заварганенных из консервной банки.

(с) Парад

*"Фланера" еще не читала, но уже буду.