July 8th, 2016

облака

Личное пространство

Даниил Туровский из Meduza о конце частной жизни:


[Максим] Перлин считает, что сервис благодаря этим историям «раскрутился». После «аутинга» порноактрис его позвали на православный интернет-телеканал «Царьград».

— Теперь ведь любой человек будет находиться под контролем? — интересовался ведущий. — А если сфотографируют человека, выходящего из дорогого магазина? Потом найдут по фотографии, узнают, где он живет. Подкараулят и дадут по голове.

— Мы понимали, что могут нарушать закон. Но главное — не нарушать Закон Божий. Наше приложение дает множество приятных возможностей.

— Что делать, если человек не хочет быть в глобальной базе данных?

— Надо человеку задуматься, почему он там не хочет быть.

— Ну не хочу.

— Можно купить у нас платный аккаунт.

Перлин — мастер вирусных кампаний. Еще осенью 2010 года он вместе с однокурсником по журфаку МГУ Владимиром Табаком ко дню рождения Владимира Путина выпустил эротический календарь со студентками. По его словам, календарь принес им неплохой доход, они продали около 80 тысяч экземпляров (в рознице календарь стоил около 200 рублей). В то время Перлин вместе с Табаком руководили издательством Facultet, выпускающим прозу молодых авторов, и параллельно работали на прокремлевского медиаменеджера Константина Рыкова (создатель сайтов «Взгляд.ру» и «Дни.ру», впоследствии — депутат Госдумы). Они курировали несколько программ на интернет-телеканале Russia.ru. Перлин рассказывает, что по совету Рыкова они должны были выпускать «любое говно, главное, чтобы были просмотры». Из этого он сделал выводы, как нужно работать.

Перлин часто использует в своей речи слово «прикольно»: «искать порноактрис весело и прикольно», «прикольно что-то хорошее сделать на мировом уровне», «прикольно посмотреть фотки, когда взломали какую-нибудь звезду». Он говорит, что любил посмотреть «желтуху» на закрывшемся сайте super.ru (с недавних пор — часть Life.ru).

И Перлин, и [Артем] Кухаренко взбудораженно рассказывают о том, как FindFace помогает работать полиции. «Они поднимают висяки, берут фотографии, прогоняют через приложение, находят профили людей, видят, что те вчера были онлайн, делают запрос во «ВКонтакте», там выдают IP-адрес, откуда человек заходил, — говорит создатель алгоритма. — Ну и по адресу выезжает полиция». («Медуза» рассказывала, что большинство дел об экстремизме заводится за посты во «ВКонтакте».) В полиции тоже довольны приложением. «Если такая программа будет внедрена в телефоны сотрудников полиции, и не только полиции, то это поможет на месте определять, что за человек и кого они остановили», — говорил председатель профсоюза сотрудников полиции Михаил Пашкин. В управлении информации и общественных связей МВД Москвы «Медузе» сказали, что «система будет использоваться, когда Департамент информационных технологий все сделает».

На своем ютьюб-канале FindFace хвалится возможностями находить людей: «человека с потерей памяти», «мошенника», «потерявшего автомобильные права», «избивавшего в армии», «девушку, которую искали в „Жди меня“», «вора из очереди».

Как и Кухаренко, Перлина вопросы приватности волнуют не слишком.

— Я вообще не понимаю, когда всякие школьники сейчас говорят: а-а-а, теперь нашу переписку могут читать ФСБ! — говорит он, имея в виду «пакет Яровой».

— Вас совсем это не тревожит?

— Мне вообще плевать. Я все обсуждаю в социальных сетях. Пусть ФСБ читает, с кем я спал, какие девушки у меня были. Деловую переписку? Ну узнают, сколько я зарабатываю и какие у меня клиенты. Я искренне считаю, что это никому не интересно. Проблема приватности преувеличена. Доступ к любому телефону получить элементарно, пусть спецслужбы меня читают.

После благодарных сообщений из полиции у Перлина «началась гигантомания», как говорит он сам. Он теперь хочет решать «мировые проблемы»: например, искать потерявшихся людей. «Я с моральной точки зрения загорелся сделать такое во всех социальных сетях, — сообщает он. — Тогда можно будет говорить: „Я не только бабок заработал, но и проблему в мире решил“. После этого можно будет и людей убивать. Прикольно!»