February 25th, 2017

облака

Эрленд Лу

Веселая история про кризис 25 лет у норвежского добряка. История похожая на фруктовый лед типа "Почемучки" с виноградом и ананасом (именно такой вкус). Первую половину книги очень много улыбалась и заметила пиетет к отцам у трех персонажей (про мам ничего, но про женщин много).
До катарсиса дело в книге не дошло, герою по-прежнему 25 и дела его сомнительны. Наверное, это история о том, что кризис - это нормально, если ты его у себя замечаешь и искренне, вдумчиво, гуманно пытаешься исчерпать. Лу предлагает несколько способов облегчить пребывание в этом состоянии:
- играть с доской-колотилкой, чтобы выплеснуть эмоции, и с резиновым мячом;
- осознать, что времени как бы и нет (погрузиться в теорию относительности);
- путешествовать, поскольку путешествия "открывают перспективы";
- любить.
Понравилась прямолинейность героя. Добрым людям она идет. Добрые прямолинейные люди кажутся наивными, но, думаю, не все так просто.



Там есть и мои снимки. На них я маленький. На многих я снят в странных нарядах. В бархатных костюмчиках. И тут и там – весь в бархате.
Наверное, в детстве я был очень самоуверенным.


На одном снимке я стою со своим велосипедом. Велосипед зеленый. И на руле у него пять красных божьих коровок. Я одет в желто-коричневый комбинезон. Я собираюсь покататься на велосипеде. Тогда это было единственное, о чем я мог думать.
Проснувшись утром, я думал: «велосипед». Единственная мысль.
Сегодня я просыпаюсь со множеством мыслей. Никак не меньше, чем с пятью зараз. Полная неразбериха.
Я не знаю, что к чему по большому счету. А действительно: в чем главный смысл? По большому счету, я понятия не имею, зачем все существует.


Я очень долго был к ним равнодушен. Я дружил с некоторыми девочками, но не задумывался о том, что они – девчонки, а какие там у них ресницы – длинные или короткие, – этого я и подавно не замечал.
Мне кажется, я впервые стал обращать на это внимание, когда в автобусе какой-то дядька спросил меня, девочка я или мальчик.


Я вижу этих людей, когда они из одного места направляются в другое, чтобы налаживать там какое-то дело. Повсюду что-то надо делать, чтобы все ладилось, причем самое разное. Надо, чтобы все ладилось в личной жизни, в семье, на работе, в дружеской компании, на местном уровне и, разумеется, также в глобальном плане.
На свете очень много чего надо налаживать, чтобы дела шли как следует.
И вот я, остановившись с собакой на каком-то перекрестке в восточной части Манхэттена, задумался вдруг о том, получится ли у меня тоже когда-нибудь наладить свои дела, чтобы все шло без сбоев.
Сумею ли я с этим управиться?
Не думаю, чтобы я был не такой, как все. У меня те же мечты. Я хочу, чтобы у меня была семья. Был бы дом. И почему бы мне этого не желать? Все этого желают.
А когда все это у меня появится, я хочу, чтобы там все шло как следует.
Я чувствую, что начинаю смотреть на всех этих людей с любовью. Я понимаю их. Понятно, зачем им нужно ходить по улицам: они идут туда, где им нужно быть. Надо, чтобы везде все ладилось.
«Это наше общее дело, – подумалось мне. – Этого и будем держаться».
Все будет хорошо.


Я всегда беру «Найк». И «Ливайс». Мне кажется, что они самые лучшие. Я действительно так думаю. И не собираюсь никогда переходить на другие марки.
Видно, кто-то отлично сделал свою работу.


Мне кажется, я верю в очищение души через игры и веселье.


Я ем лапшу и рассказываю о своих планах насчет того, чтобы открыть телекоммуникационную службу с песенкой про кисаньку. Брат выражает некоторые сомнения, но не высказывает решительных возражений и даже не исключает возможности, что поможет мне со стартовым капиталом.


Деревья принадлежат к числу самых лучших вещей, какие я только знаю.
Вода, деревья и девушки.

(с) Наивно. Супер