December 19th, 2017

облака

Александр Бренер

В первой половине 20 века ещё была распространена порода разморенных искусством и личным распадом троглодитов. Нередко талантливых. Там, до войны, они были очень к месту. Поэты всякие, иногда художники, опиумисты, асексуалы и эротоманы. Короли декаданса.
В книге "Ка, или тайные, но истинные истории искусства" её автор предстаёт примерно такой обиженно-вальяжной (на 21 век) птицей Додо, сидящей в берлинских библиотеках и бродящей по музеям и кладбищам, мечтая эякулировать на них, но осмотрительно ограничивающийся плевками. И он много, очень много говорит о себе, хотя ждёшь разговора про искусство. Это как купить билет в картинную галерею, а вместо этого встретить там голого возбужденного и не очень симпатичного мужчину, приставившего амфоре.
Может, дело в том, что современные певцы декаданса мне просто не нравятся. Не разгляжу в них самодостаточного таланта, но ожидания от других любить их и "делиться всем", да презрение к совриску, признание почти только мертвых. Да и те, мертвые декаденты, наверное кажутся милее потому, что рядом их нет, что не дышат в лицо каким-нибудь хересом с сигаретами, и не опорожняются в галереях. Однако радует, что все это добряки, а не настоящие вояки, и к тому же задорно складывают слова, скрепляя их слюной тяготения к прекрасному.
В общем, чувствую себя обманутой "Ка". Хотелось узнать новое, увидеть иначе, а попала во фрейдистский вагинально-удовый мир с личными воспоминаниями одного человека. Ну, эх.
Но дочитать её легко, потому что хочется слоняться по тёплой Италии, мировым музеям, забредать в мастерские художников и в дома меценатов, попутно заглядывая в тарелки с морепродуктами. Как говорил Леонид Андреев: "Путешествовать по карте". По книге. Сублимировать, воображать, вздыхать.