January 26th, 2018

облака

Андрей Филимонов

Снимок сделан в Иванове, городе невест, где названия улиц звучат как призывы к экстремизму. Галя росла на улице Боевиков, в юности гуляла по Конспиративной...


Характер девочки с комплексом гадкого утёнка вычисляется по формуле: старший брат, всеобщий любимчик, плюс строгая мать минус слабый отец.


В то время цензура была со своим народом и день и ночь в самом ахматовском смысле глагола. Мне повезло. Я знаю об этом из первых рук. Письма на фронт дышали сексом, километры строк дымились от напряжения страсти. [...] Никто столько не дрочил в годы Великой Отечественной, как военные цензоры. [...] сколько нежности чувствуют люди, занятые уничтожением себе подобных.


Явные и тайные полицейские в России ужасно обидчивы и всегда готовы закатить истерику с применением табельного оружия. Это называется «защитой офицерской чести». Умный Дмитрий Павлович извинился за дерзкое предположение, что система больше не нуждается в человечинке. Рядовой коммунист должен знать свою роль живого винтика, увлажняющего тёплыми, желательно кровавыми соплями шестеренки аппарата.


«Ньет, ньет, Молотофф!» — распевали финны, поедая не доставшееся красноармейцам мороженое.


Война — это когда из твоей квартиры исчезают люди. Но ты спокойно относишься к этому факту. Потому что в других квартирах происходит то же самое. Люди исчезают по всему городу. Можно сказать, что у тебя все как у людей.


Духовность отлично маскирует все что угодно.


Меня с детства привлекало уродство. Государственный гимн. Панельное домостроение. [...] Родная речь возглавляла хит-парад моих девиаций.

(с) Рецепты сотворения мира