May 23rd, 2018

облака

Михаил Арцыбашев

Как-то случайно нашла и случайно ее прочла – «Женщину стоящую посреди». Название интересное. Начало забавное.
В общем, отвыкла или избегала и не привыкала к такой литературе – тут вроде как эмоциональный эксгибиционизм невинности. Любят это «классические русские писатели» почему-то. В этом ощущается больше всего бесстыдства (снова «почему-то»). Овцы в волчьей стае бродят, а позже тоже становятся волками – и сначала им страшно, а потом тоскливо.
Отчего именно этот сюжет так дорог русскому писателю? Загадка.
В таких сюжетах все томятся от страсти, но называют её «мраком», и «проваливаются в него, теряя самого себя», задаваясь вопросами «и это любовь?» и т.д. И нет в жизни радости, кроме радости невинности, которая была до того самого «падения».
«Женщина стоящая посреди» и правда чудесное название. Но Арцыбашев, на мой вкус, сделал этот сюжет мрачной примитивной конфетой. Если бы он был концептуальней, сохранив свою эмпатию и юмор, то вышло бы кое-что важное. Ведь женщины и правда стоят посреди природного в, простите, социуме, который часто природному почему-то противопоставляют. И вот сначала все-то их хотят искусить, они «теряют невинность», а потом становятся матерями, а ещё либо верными жёнами, которым изменяют, либо распутницами, к которым «ходят», но презирают. Мрачненько, простенько, безыскусно. Я не знаю, почему любовь у нас принято было раскрывать именно так, а женщину раскрывать именно через такую «любовь». Может, потому что сами женщины о себе мало писали? и это все домыслы великих и не очень писателей.

Вспомнилось: