July 27th, 2018

облака

Фэнни Флэгг

Обходила Фэнни Флэг, думая, что «не мой репертуар» и вообще слишком мейнстримово — довольно глупо делала. «Дейзи Фэй и чудеса» — это ее дебют и он прекрасен! По-настоящему.
Где-то половину книги занимает рассказ о детстве Дейзи. Как водится, рассказ идёт от лица уж слишком смышленой для малышни девочки с потрясным чувством юмора. Читать смешно, хоть и смех этот неуверенный, так как все, что так забавно и философски описывается, без шуточек и философии довольно-таки мрачно выглядит.
Для меня стало большой неожиданностью, что история на детстве не закончилась, и вместе с Дейзи пришлось пережить ее подростковость и первую взрослость. Юмор, философия и мрачная обстановочка за этими двумя «драпировками» остались на месте. И события становились все суровее, потому что пока ты маленький, как правило самая жуть происходит со взрослыми, а когда уже подрощенный, то, к сожалению, и с тобой. Не уверена, многие ли так говорят о книгах Фэнни Флэгг, потому что в отзывах в основном звучит, что книги ее «легкие, тёплые, радостные», но это же не вся правда целиком. Книга-то суровая.
В общем, это ещё одна шикарная «американская пастораль», возможно, в первую очередь для юных и девочковых. Здесь неконвенциональная (как нынче принято замечать) героиня, у которой не все получается, не все здорово, семья не образцовая, и она не классическая умница-красавица и не классический протестный плохиш. Это роскошная героиня, блестяще (и как правило не осознанно) проходящая сквозь трудности, большая часть которых уготована вообще всем. Прочтя историю Дейзи Фэй в очень юном возрасте, многих драм, перегибов и самобичевания, думаю, можно избежать. Для взрослых людей это просто отличная компания, эта Дейзи.



Папа не позволяет крестить меня, но эти католические сестры упорны и не оставляют попыток. У меня куча открыток со святым содержанием, и все со мной нянчатся, поскольку считают, что я попаду в ад.


Я уже второй год как скаут. У меня есть значок первой помощи, который мне очень пригодился. Однажды после школы Джимми Ли сбила машина и все вокруг было в крови. Я вспомнила, что надо делать. Села на землю, сгруппировалась и уткнулась головой в колени, чтобы не потерять сознание.


Мама сказала, что во мне течет кровь белой швали по папиной линии, но я ей не верю.


А знаете, один раз собаки на бегах поймали кролика, потому что его слишком медленно запустили, и, обнаружив, что все эти годы гонялись за чучелом, обиделись и дружно раз и навсегда отказались принимать участие в гонках, вышли в отставку.


В больнице медсестра сказала, что детей без взрослых не пускают. Я целую вечность искала какого-нибудь взрослого. Наконец один умственно отсталый парень по имени Лерой, который вечно ошивается у аптеки «Биг Би», согласился со мной пойти, но прежде пришлось ему купить мороженое.
Я говорю медсестре:
– Вот мой взрослый.
Но она подняла глаза и сказала:
– Лерой, ну-ка вон отсюда, марш домой.


По словам Билли, чтобы заработать настоящие деньги на верующих, нужен Проводник в Рай. Проводник в Рай – это человек, который может внушить людям мысль, будто он доставит их на небеса. Лучшие Проводники в Рай – это дети и белокурые девушки.


Вдруг вся аудитория, переворачивая взятые папой напрокат стулья, ломанулась прямиком ко мне, крича: «Исцели меня, исцели меня!» Папа всегда говорил, что верующие опасны, и я ему верила, так что я подхватила подол своего хорового балахона и рванула прочь. Мисс Ирма Джин, видимо, тоже свихнулась, потому что вдруг начала играть «Если бы я знала, что ты придешь, я бы испекла пирог», ну и какая тут связь с религией, скажите на милость?


Майкл Ромео раздумал быть священником и вернулся. Сказал, кормят там ужасно.


Мы с мистером Сесилом написали для меня забавный скетч. Я играю очень богатую даму из высшего общества, она идет ужинать в дорогущую ресторацию. Я в длинном черном вечернем платье и курю сигарету в черном мундштуке, который одолжит мне Пэрис. Вхожу в зал, кричу всем: «Привет!» – и тут вижу мужа. В полном шоке я вопрошаю: «Ой, Джордж, что ты тут делаешь? Не возражаешь, если я присяду? Знаешь, я бы умерла, если бы слово, данное на нашей свадьбе, оказалось… э-э… непрочным». И быстро сажусь за столик, пока он не успел возразить, и машу рукой, приветствуя каких-то знакомых. «Джордж, тебя не было дома полгода, и собака по тебе соскучилась. Я что-то не то сделала?» Постукиваю себя по груди мундштуком. Здороваюсь еще с кем-то в другом конце зала. Снова смотрю на него. «Джордж, ты бы хоть что-нибудь сказал, что ли». Раздается выстрел. Я встаю и хватаюсь за живот. «И это все, что ты можешь сказать, Джордж?» Я замечаю, что все смотрят на меня, смеюсь и стараюсь делать вид, что ничего не случилось. Прикладываю к животу платок, как бы затыкая рану, и сажусь. «Так, насчет похорон. Ничего помпезного. Пять-шесть сотен человек, и, Джордж, хорошо бы пришел Билли Грэм». Я машу кому-то в другом конце зала, замечаю: «Это погубит мою светскую жизнь», стряхиваю пепел на соседний столик, говорю: «Я не то чтобы сильно возражаю, Джордж. Но ведь ты совсем не подумал о детях. Что? Ах да, верно. Детей у нас не было, правда? Но я не виновата, что мама у меня такая строгая!» Затем кричу кому-то в другом конце зала: «Привет, Кей Боб, прекрасно выглядишь, дорогая». Поворачиваюсь к Джорджу: «Не вздумай пригласить Кей Боб на мои похороны. Я просто умру, если она заявится. Джордж, у меня все в порядке с лицом, тушь не потекла? Хорошо!» Я со стуком роняю голову на стол и умираю.


Но знаете, что он сделал? Снял все свои сбережения и заплатил залог за своих друзей. Сказал, что ему пришлось это сделать, а то больше некому блестки пришивать, куда ж это годится, если целый штат Миссисипи останется без блесток.

(с) Дейзи Фэй и чудеса