March 27th, 2021

облака

Аля Кудряшева

Почему-то летом все время на все плевать,
Небольшая бричка спрятана в перелеске.
Господа, Онегину больше не наливать,
У него дрожит пистолет и все небо в Ленских.
 
Самый старший Ленский сутул, невысок, сердит,
Он корректен в формулировках, но зол до дрожи.
Кстати, облако, на котором он там сидит,
Принимает то форму кресла, то форму дрожек.
 
Самый младший Ленский летает туда-сюда,
Вот он, машет руками, неслышно о чем-то шутит,
А на нем нелепый заляпанный лапсердак,
И к щеке прилип одуванчика парашютик.
 
Двое Ленских отчаянно режутся в поддавки
Но похоже, что Ленский Ленскому проиграет,
Третий смотрит на это дело из-под руки,
Солнце вспыхивает на острых фигурных гранях.
 
Ленский с удочкой меланхолик. «Скорей, тяни!» —
Восклицает Ленский, мнящий себя богемой.
Стайка Ленских о чем-то шушукается в тени,
Говорят, наверно, о Тане? О Геттигене?
 
И куда ни смотри – вот Ленский румян и бел,
Ленский взрослый и Ленский в тапочках и панамке.
Наконец у рыбака клюет воробей.
Он спускается вниз из всей этой коммуналки.
 
Под ногами теплые камни, трава, земля,
Он снимает очки. Аккуратно цепляет леску.
«Ну так что, – говорит – ты будешь уже стрелять?
Выбирай давай, какой тебе нужен Ленский.
 
Посмотри, это все бриллианты, графья, князья,
Выбирай, в кого отсюда попасть удобней».
Вот Онегин смотрит на удочку. Воробья
И на Ленского. И на солнце из-под ладони.
 
И зажмурив глаза, потому что такой сюжет,
Что нельзя не стрелять. В горячем июньском блеске,
Наплевав на все, в тоске и на кураже
Он стреляет в воздух. А попадает в Ленских.
 
Он не пьян, он не понял, он помер, он слишком мал.
Он по мокрой траве обалдело бредет куда-то.
Младший Ленский летит за ним, как большой комар,
На поляне застыли кони и секунданты.
 
Золотые блики скользят под густой листвой.
Пахнет медом и хлебом утреннего замеса.
Он стоит, обхватив руками замшелый ствол.
Между небом и ним удивительно много места.

(с) Ленский