Даша (danilovna) wrote,
Даша
danilovna

Полина Барскова

Такого самоироничного автора еще стоит поискать. И откровенного (что с этим делать - не всегда знала, читая). Про Полину, кажется, написали так много (даже в журнале РЖД!), и почему-то по большей части так скучно, что я лучше дам ее почитать. Сборник рассказов "Живые картинки".


У него была шея ящерицы и очень ласковые, очень темные глаза, которые становились совершенно мертвыми, когда он кончал и когда он рвал, заменяя эту следующей, равно безликой и нежноротой.
Даже зрачки у него закатывались.
Бедным окружавшим его анемичным царевнам, мухам-цокотухам он сначала казался ласковым старичком, но, приклеившись, попавшись в его клейкое ледяное обаяние, они все бились-бились, отдавая ему свое живое и теплое.
Поглощая, он шептал им - поглощаемым поглощающим:
"Смотри: так хищник силы копит: сейчас - больным крылом взмахнет, на луг опустится бесшумно и будет пить живую кровь уже от ужаса - безумной, дрожащей жертвы..."
Они тогда двигались на нем как морские звезды анемоны как нежные водоросли в приливе туда сюда туда сюда
Потом его сковало артритом, как льдом, и движение морских звезд и всяких других водорослей затруднилось.

(с) Прощатель


Это - сизые черничные кусты в сосновом легком корабельном лесу, лес сверху раскрыт, беспомощен: у леса сняли (и потеряли, закатилась) крышку, как у алюминиевого бидона, и залили холодным солнцем.
Ослепительный свет льется на маленькие насекомообразные ягоды. Ты находишь их на ощупь. На ощупь. Они торчат, как жесткие, блестящие, веселые клещи на собачьем пузе. Ягод здесь без счета, сизые созвездия, уходящие в приземную тень. Лыбишься своей товарке по младшему пионерскому отряду Тане - синими губами, фиолетовыми деснами, лиловым языком, зубами, как черный жемчуг. [...]
Сорок панамок покачиваются в черничнике, как группа медуз на солнечной волне. [...]
Можно не помнить и не забывать одновременно.

(с) Modern Talking


Лежа в куцей кроватке во тьме, я слушала застенный разговор тети с мужем:
"Кто же ее замуж возьмет? Так она никогда не выйдет замуж... Она же совсем ничего не умеет! Она ничего про это не знает - ну что такое семья". Чтобы не помешать этой беседе жидкими рыданиями, я встала и направилась к воде - к Обскому водохранилищу. Я сидела на пирсе и прислушивалась, как проплывают - никогда уже не в силах опуститься на дно - глистатые лещи. Вот и я, думала я, такой теперь глистатый лещ, выкинутый из жизненной гущи и тьмы на бессмысленную поверхность.
[...]
Потом мы снова ехали в лес и к воде, и я там бродила уже не девятилетняя измазанная в костянике и черной грибной слизи, а какая-то огромная девятнадцатилетняя птица или рыба - то ложилась на мох, то садилась на камень и все закрывала глаза и думала о тебе.

(с) Дона Флор и ее бабушка
Tags: writers
Subscribe

  • Очень просто

    Садиться мокрой холодной попой на горячую гальку – тоже про всамделишное счастье.

  • Островное

    Соленая вода в кране, в душе, в море. Она не мылится и другая наощупь. Волосы от соли жесткие, склеенные в кудри. Их невозможно расчесать, и лень…

  • Катюша

    Сегодня проснулась под звуки оружейных выстрелов и немецкое многоголосье. На острове стреляют кроликов, в доме помимо нас живут старые немцы.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments