Даша (danilovna) wrote,
Даша
danilovna

Categories:

Равшан Саледдин

После очень неприятных разговоров, когда Люся, с растертыми и красными глазами, закрылась в своей комнате и упала в темноте на кровать, она успокоилась и принялась обводить узор на обоях пальцем, и вдруг рука под подушкой наткнулась на листок, на который она записала стихотворение, чтобы заучить, потому что если учить вечером и лечь спать, то утром слова выстраиваются сами в единственно возможную схему, естественную и простую, как предопределенность. Люда стала разбирать в темноте свой танцующий почерк и беззвучно проговаривать губами: "Где гнутся над омутом лозы, где летнее солнце печет, летают и пляшут стрекозы, веселый ведут хоровод". Дальше было так: "Дитя, подойди к нам поближе, тебя мы научим летать, дитя, подойди, подойди же, пока не проснулася мать". - "Почему она спит и что вообще там происходит?" - "Под нами трепещут былинки, нам так хорошо и тепло, у нас бирюзовые спинки, а крылышки точно стекло". - "Крылышки точно стекло. Да не такие они у стрекоз". - "Прозрачные и легкие". - "Разве стекло легкое? Скорее как слюна. Или как слюда. Стекло ведь довольно тяжелое".
И уже само собой, по инерции рифмы, ей вспомнилось то, о чем говорили стрекозы из стихотворения. Они говорили так: "Мы песенок знаем так много, мы так тебя любим давно - смотри, какой берег отлогий, какое песчаное дно".


В то лето я искал компромисс между симфонической поэмой "Поцелуй Фаэтона" и невинностью своей прямой кишки. Мой друг Ярослав был отчаянно в меня влюблен и решил посвятить мне свое новое сочинение. Для того чтобы оно писалось быстрее, он пригласил меня на правах музы в Дом творчества композиторов. Сам не знаю, почему я принял приглашение. Хотелось быть повитухой при рождении музыки. Мне нравился Ярослав, и даже было что-то в том, чтобы дружить с педиком, но когда затянувшаяся шутка перерастает в робкое, но серьезное признание в любви, обычно мальчик испытывает известную степень неловкости, и скоро от этой неловкости рядом с ним я начинал вести себя как настоящая девчонка. [...]
Несколько раз Ярослав пытался меня поцеловать. Я неловко отвечал, но так, что было непонятно, то ли я целую в ответ, то ли отворачиваюсь. На самом деле я размышлял, прикидывал все за и против. Его рыжая борода и губы были так непривычны для поцелуя, что даже неприятны. Огромный, он был похож на Брамса. Я мечтал о молоденькой девочке с нежными губами и руками. Мне хотелось гулять с ней по этому лесу за окном, ходить на озеро и напевать новосочиненный "Вальс букашек". То было "против". "Поцелуй Фаэтона" и вся мировая классическая музыка были "за", вместе с возможностью опыта, подобного которому в будущем могло не быть. Мы шли обедать в столовую в главный корпус, нам накрывала на стол толстенькая украинка Олеся. Я мечтал о коротком романе за сараями с этой хорошенькой девахой из соседней деревни, мечтал, что в конце концов Ярослав застукает нас с ней и поймет, что я не люблю его. Но Олеся по большей части шутила с Ярославом, а не со мной. Он привлекал всеобщее внимание, он звал ее Олыська, он был король. Я молчал и ел суп, в том числе когда он представлял меня какому-нибудь композитору. Не было сомнений, что мы - любовная пара, и никто не угадывал во мне мужчину, охранявшего свой зад, как собака на привязи.

(с) Настоящие рассказы Равшана
Tags: writers
Subscribe

  • Daily

    Сейчас возле метро фруктово-овощной развал. К остановкам с обратной стороны прислонены мешки со сливами, огурцами, арбузы распахнуты мякотью наружу.…

  • Любимое

    Верхушки деревьев в тумане кажутся тлеющими фитилями.

  • Бордово

    Горячим компотом во дворе пахнет

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments