Даша (danilovna) wrote,
Даша
danilovna

Categories:

Антон Секисов

Эту книгу - "Кровь и почва" - многие хотели бы написать, думаю. Например, Дмитрий Филиппов пробовал (ссылка), но у него получилось очень, очень плохо. Я пробовала лет в 19, у меня получилось еще хуже. А Секисов смог.
       "Кровь и почва" - это "старое доброе ультранасилие", тоже сердечно-документальное, но у Берджеса была опухоль мозга, война и избиение беременной жены группой американских дезертиров во время Второй мировой - этим вскормилась его книга, а Секисова кормило, кормит государство и РПЦ. Пищи у Секисова много.
      Кроме того, что книга сермяжная как правда, очень знакомая и филигранно вовремя, она написана хорошо. Помимо продуманной диалектики сюжета, мира (Русского Мира), людей, в ней есть эскизность момента: Секисов схватывает крошечные эпизоды и лапидарно их разворачивает, как бабочка крылья: незаметно, но ярко и чудно. Много звуков, фактур, пластики движения. И он очень внимателен к словам (взять хотя бы слово "раздумчиво" применительно к Чеклинину).
      И, пожалуй, главное колесо, выкручивающее яркость в этой истории, это то, что ее сшибающая с ног абсурдность, целиком и полностью воплощается в России. В ней нет невозможного, в ней невероятная кроваво-бурлескная действительность, реальная вплоть до действующих лиц.

Одно меня озадачило: женских персонажей в книге четыре: (1) девушка, с которой расстался протагонист (Гортов) из-за уличения ее в измене с его другом, после чего Гортова буквально рвало от женщин; (2) вторая его девушка (Софья), которая описывается физиологично, сама туповата и подла - ее финал бескомпромиссен, а последние мысли Гортова о ней примитивно грубы; (3) вонючая бесформенная похотливая старушка, за которой постоянно выносят испражнения; (4) бесчисленное количество шлюх - это четвертая женщина, собирательная, но единая. Это вот все собирается в вопросительный знак к Секисову в моей голове, учитывая, что книгу называют во многом автобиографичной.



Гортов понял, что трагически отупел. Как надо креститься? Левой или правой рукой? Одним или двумя пальцами? Или тремя? Перекрестился одним - вышла какая-то глупость. А что же с благословением? Целовать руку батюшки - это одно, но если батюшка - работодатель? Уместно ли целовать работодателю руку?


Листы разлетелись, когда Гортов уснул. Всю ночь одинокая муха кусала его в щеки и губы.


Поп откашлялся, вращая глазами. Дети сидели притихшие. Уже уходя, Гортов слышал вослед: "...Молитвенное послание, по слову апостольскому, приравнивается к воинскому. Сие глубоко не случайно. Церковь апостольская есть Церковь воинствующая. Вспомянем и то, что исконное значение слова "аскеза" в античности - военная подготовка. А мы как Христовы воины должны...".


Он искал в Софье зацепку для чувств, но найти ее было трудно. Все же она была совершеннейшая селедка. Всегда молчаливая, накаленно-красная, словно полено, выхваченное из печи.


На столе лежала кипа бумаг с пометкой Порошина "вычитать". Это были следующие статьи: "Ни цента содомитам"; "Симптомы странной любви"; "Почему я не могу молиться за Березовского"; "Либеральная ермолка и русский лед"; "Иосиф Сталин или Элтон Джон? Как пресечь разгул педерастии в современном обществе".


Они вывалились обратно - мокрое окровавленное лицо Васьки, и следом Порошина - бескровное, ледяное. Он толкнул Ваську в спину, и Васька свалился на пол. Порошин потянулся рукой к полке - там стоял утюг на длинном шнуре. Увидев это, Гортов рванулся, схватил утюг первым, прижал к груди.
- Я и руками могу, - Порошин, смеясь, пожал плечами, наклонился, схватил за волосы и принялся бить покорного Ваську головой об пол. Пол хрустнул и поломался, и голова Васьки ушла глубоко в дыру.


Гортову врезались в спину, и, не успев ничего понять, он уже лежал, чувствуя на зубах сырую почву. Попробовал на языке, но вместо того чтоб выплюнуть, вдруг проглотил.


Гортов отдал сто рублей. Взамен ему дали вытянутый воздушный шарик - в форме ромашки. Гортов не знал, куда его деть и так и вошел с ним в метро. На эскалаторе хотел подарить шарик девочке. Девочка неслась от него вниз в слезах и криках.


Однажды до смерти напугал тяжело бежавший из темноты кот. Он был смурной и голодный, и смотрел на Гортова как на еду. Гортов вынес ему сметаны, но кот пропал. Гортов сел на пенек и стал лизать сметану сам. Это был очень грустный вечер.


Гортов проверил почту. Видимо, его адрес попал в список служебных почт, и вот уже кто-то слал ему приглашение на православную дискотеку и на круглый стол "Педерастия и шпионаж в России".
Писала и мама. Мама прислала картинку с лучезарно улыбчивыми детишками, роющимися в песке, и подписью: "Будь счастлив в этот миг! Это миг и есть твоя жизнь".

(с) Кровь и почва
Tags: writers
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Blood

    Кровь на пальцах в первый день, иногда приходящая без каких-либо предупреждений, иногда сообщающая о себе заранее, вызывает удовлетворение – чувство…

  • Bernat Martorell

  • Salt

    Вы когда-нибудь плакали в море?

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments