Даша (danilovna) wrote,
Даша
danilovna

Фредрик Бакман

Парадоксальным образом эта суперклассная книга для детей, подростков и взрослых имеет ограничение 16+. Цензура, как известно, вредная штука, лицемерная. 16+ из-за лексической непосредственности той самой бабушки, что в заглавии. Едва ли это страшно для взрослеющего человека, особенно в такой-то важной книге.
В центре — очень умная и живая вегетарианка почти восьми лет — Эльса. Ей за это достаётся от «светлых голов» (так называют в книге более посредственных людей). Эльса живет в абсолютно реальном мире, где школа — это помимо прочего поле борьбы, где родители разводятся и образуют новые семьи, где не у всех есть друзья, а любимые, бывает, умирают, где есть потребность не быть одиноким, а дружить и с папой, и с мамой, где есть раздражающая «ложь во спасение», где дети понимают и глаголят иронией, а у всего есть плюсы и минусы.
Ответственно говорю, что даже человеку, который был счастливым ребёнком, эта книга даст много. Что говорить о тех, кому в школе, в семье было непросто. Родителям и будущим родителям она тоже чертовски сильно поможет. Большая книга! И разговорная: о том, что в ней написано, хочется разговаривать с близкими людьми всех возрастов. Не жалобная, а смешная, глубокая, красиво-печальная, фундаментально оптимистичная.
Вот за что я особенно благодарна «Бабушке», так это за кэрролловщину. Тут сочиняют свой язык со всем мыслимым остроумием. А ещё весь этот заново выдуманный мир искрится отсылками к опять-таки самому реальному миру. Это огромная аллюзия, исполненная удивительно нежно. Бакман раскрывает мир бережно, за каждым лицом высвечивая историю, которую важно попытаться осознать и, если есть такая суперспособность, — принять.
Об этой книге можно много говорить, но, понятное дело, лучше читать. Радостно, что тут почти полтысячи страниц.

*под конец года посчастливилось прочесть эту книгу, ставшую второй «лучшей» в 2017 (первая — «Заумь»)



Никогда не затевай ссору с тем, у кого больше свободного времени, чем у тебя.


Когда в реальном мире случается что-то страшное, люди говорят, что боль, горе и тоска со временем слабеют, но это не так. Горе и тоска — постоянные величины. Но если бы нам пришлось носить их в себе до конца жизни, то мы бы долго не протянули. Печаль парализовала бы нас. Поэтому мы складываем её в чемоданы и запихиваем подальше.


Папа неуверенно кашлянул. С папами так бывает: до них вдруг доходит, что роли поменялись: то, что когда-то делал он, поскольку это важно для неё, теперь делает она, поскольку это стало важно для него. Они переступили некую тонкую грань. Причём и папы, и дочери обычно не помнят, когда это произошло.


Сама она в гнома не верит, но верит в тех, кто ещё не потерял свою веру. Раньше она каждое Рождество писала гному письмо — не список подарков, а именно письмо. О Рождестве там было довольно мало, зато много о политике. Эльса считала, что гном уделяет недостаточно внимания актуальным социальным проблемам...


Эльса думала о том, что раз уж ты полюбила человека, не зная, что в прошлом тот был полным засранцем, то какой смысл вдруг его разлюбить.


Бабушка с Эльсой любили вместе смотреть вечерние новости. Иногда после этих новостей Эльса спрашивала у бабушки, почему взрослые постоянно делают глупости. Бабушка отвечала: это потому, что взрослые тоже люди, а люди по природе своей говнюки. Эльса возражала, что это нелогично, ведь кроме глупостей взрослые успевают сделать и много хорошего. Например, полёты в космос, Организация Объединённых Наций, вакцины, сырорезки. На это бабушка отвечала: «Весь фокус в том, что ни один человек не является полностью говнюком, но и совсем не быть им тоже не может. Важно стараться быть как можно меньшим говнюком — но это как раз самое трудное в жизни».


Они сделали всё, что могли. Построили слова о прощении на руинах из слов о войне.

(с) Бабушка велела кланяться и передать, что просит прощения
Tags: writers
Subscribe

Posts from This Journal “writers” Tag

  • Якуб Малецкий

    «Дрожь» начинается в 1938. Во время, когда мир слишком быстро создавался, и для многого ещё не было языка. «Изобрести войну»…

  • Юкико Мотоя

    Маленькая, но смачная книжица японских сказок. Напористых, диковатых, сорняками рвущих цемент традиций. Но даже разломы выходят красивыми, узорчато…

  • Линь Ихань

    Хочу поделиться своим удовольствием, ужасом и ощущением красоты от прочтения "Райского сада первой любви" тайваньской писательницы Линь…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments