Даша (danilovna) wrote,
Даша
danilovna

Майкл Шейбон

Меня развеселила идея супергероя, которого зовут Эскапист. Это же то, что надо! Так знакомо, так реально. Шейбон так и размышлял, размашисто создавая свой 750-страничный полностью текстовый еврейский комикс. Есть в этом что-то задиристое, подрывное: американских неуязвимых силачей-суперменов с ямочками на подбородках заменить евреями и чешскими големами, лапидарность и иллюстративность материала растянуть почти на тысячу страниц цельного текста, вместо плейбоев и завоевателей водрузить в центр всего эскаписта, освободителя в самом буквальном смысле с отмычкой в руках, единственного заменить многими, любыми, у кого окажется ключ. Однако потом книга оборачивается реальным противостоянием нацистам во второй мировой, и остроумие уступает горю и томлению в Америке, вдали от своей еврейской семьи.
Шейбон пишет занятно. Но в этой книге его письмо порой утомительно. Вообще ее можно растянуть на месяц минимум. Я небыстро волокла этот комикс-роман, и не все его страницы кажутся удачными. Была скука, желание перелистнуть страниц 100-200 разом. «Кавалер и Клей» совершенно чудесные по замыслу, но очень тяжеловесные в исполнении. И что-то в этом определенно есть, при должном терпении, небыстром темпе и готовности не задираться на длиннющие предложения и невнимательность переводчика.



Томас был законопослушным ребенком и питал в отношении полицейских самые нежные чувства.


Секунду спустя из квартиры донесся невозможно-музыкальный вопль, лет через тридцать более-менее успешно использовавшийся Йоко Оно.


Джо, лежа на полу, еще какое-то время сознавал, что разлегся на пахнущем какой-то кислятиной овальном плетеном ковре; в квартире, откуда только что сбежала девушка, которая за краткие мгновения их «знакомства» показалась ему самой красивой на свете; в здании, фасад которого казался вполне подходящим для издания комиксов, где будет рекламироваться компания, продающая пердящие подушки; на острове Манхэттен, что в городе Нью-Йорке, куда он прибыл через Литву, Сибирь и Японию. А потом где-то в доме дернули ручку унитаза, а Сэмми со счастливым вздохом стянул с себя носки — и ощущение странности его нынешней жизни, испытываемое Джо, ощущение разверстого провала, длинного, безвозвратного пути, что отделил его от семьи, удалилось из его головы.


Каждая вселенная, и наша личная в том числе, берет свое начало в разговоре.

(с) Приключения Кавалера и Клея
Tags: writers
Subscribe

Posts from This Journal “writers” Tag

  • Юкико Мотоя

    Маленькая, но смачная книжица японских сказок. Напористых, диковатых, сорняками рвущих цемент традиций. Но даже разломы выходят красивыми, узорчато…

  • Линь Ихань

    Хочу поделиться своим удовольствием, ужасом и ощущением красоты от прочтения "Райского сада первой любви" тайваньской писательницы Линь…

  • No please

    Эта цитата про петтинг: « …беззвучные пальцы его трепетали особым стаккато», – пальцы у неё в трусах. Хочется протестно ответить цитатой из Карди («…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments