Даша (danilovna) wrote,
Даша
danilovna

Category:

Хосе Васконселос

Ну что ж, это до сведения скул горько, как от самого чёрного, матового как слива 99% шоколада. Это взаправдашнее детство с воздушными шарами, змеями, шипучками, улицами, одиночеством, чертями и птицами внутри. Это очень-очень сверкающе и щемяще. Из предельно ясного: тут чудесные названия частей и глав, и в конце каждой щиплет глаза. У меня подбородок порозовел от соли под конец книги, потому что хотелось обняться и защищать(ся) и любить. Хорошо.



— Хорошо, если бы ты могла отвести меня. Из города приехал грузовик полный игрушек.
— Послушай, Зезé. У меня куча дел. Надо погладить, помочь Жандире утрясти с переездом. Сторожить кастрюли на огне…
— Так еще приедет куча кадетов из Реаленго.
Кроме портретов Родольфо Валентино, которого она называла «Руди», и которые вклеивала в тетрадь, она сходила с ума по кадетам.
— Где ты видел кадетов в восемь утра? Ты что из меня дуру делаешь, мальчишка? Иди, играйся, Зезé.


Я подумал немного о Фабрике. Она мне не нравилась. Ее сирена, печальная по утрам, становилась невыносимой в пять вечера. Фабрика была драконом, заглатывающим людей каждый день и извергающим своих работников вечером, очень уставшими.


Первое и самое полезное, чему можно научиться в школе, это дни недели.


— Что случилось, Зезé?
— Ничего, Годойя. Почему никто меня не любит?
— Ты очень шаловливый.
— Сегодня меня уже три раза побили, Годойя.
— Но разве ты не заслужил?
— Нет, это не то. Похоже, что никто меня не любит, и пользуются любой возможностью, чтобы бить меня за любую вещь.
Глория почувствовала, как ее пятнадцатилетнее сердце содрогнулось. Я видел это.
— Думаю, что будет лучше, если завтра меня переедут на Рио-Сан.


— Тут, черт сказал мне одну вещь, и я увидел, что в кармане у него были спички. Оторвал кусок бумаги, стараясь не шуметь. Собрал все листы газеты и поджег бумагу. Когда под ним появились языки пламени…
Я остановился и спросил серьезно:
— Португа, я могу сказать зад?
— Ладно, но это почти ругательство и не стоит так говорить.
— А как должен сказать человек, когда хочет говорить о заде?
— Ягодицы.
— Как? Мне надо выучить это трудное слово.
— Ягодицы. Яго-ди-цы.
— Хорошо, когда начало гореть под ягодицами его зада, я побежал за калитку...


— ...Пришел, потому что мне было грустно, и я хотел снова увидеть тебя здоровым и веселым. В жизни всякое бывает. Так что я пришел повести тебя погулять. Пойдем?
— Я очень слаб.
— Немного свежего воздуха тебя вылечит. Я помогу тебе выйти через окно.
И мы вышли.
— Куда пойдем?
— Пойдем гулять туда, где есть канализация.


Однако все закончилось через несколько дней. Я был приговорен жить и жить. Глория вошла сияющая. Я сидел на кровати и глядел на жизнь с грустью разочарования.


— Ты храбрый человечек, малыш.

Моё дерево Апельсина-лима (с)
Tags: writers
Subscribe

Posts from This Journal “writers” Tag

  • Юкико Мотоя

    Маленькая, но смачная книжица японских сказок. Напористых, диковатых, сорняками рвущих цемент традиций. Но даже разломы выходят красивыми, узорчато…

  • Линь Ихань

    Хочу поделиться своим удовольствием, ужасом и ощущением красоты от прочтения "Райского сада первой любви" тайваньской писательницы Линь…

  • No please

    Эта цитата про петтинг: « …беззвучные пальцы его трепетали особым стаккато», – пальцы у неё в трусах. Хочется протестно ответить цитатой из Карди («…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments