Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

облака

Art

Сказали, что могла бы куда больше зарабатывать, продавая предметы искусства. Сказал человек, ничего не знающий о моей любви к искусству, но ценящий мою живую прямую речь. Так и не поняла, как он пришёл к этой идее?
облака

Less

Увидела на Бумаге, что радио "Эрмитаж" может закрыться, с такой припиской: "Сотрудники станции собрали 30 тысяч из необходимых 15 миллионов рублей". Это такая трогательная разница, что меня пробрало.
облака

Мона Авад

Я читала ее перед работой рано утром. Во время обеда. Почти каждые свободные полчаса, которые у меня появлялись. Так прошли три дня – с этим текстовым слешером, или бэд трипом, или гибридом Скотта Пилигрима и The Love Witch. Такая пучина – эта книга! Жертвовала ради неё утренним и ночным сном.
История начинается с того, что девушка поступает в престижный вуз на факультет экспериментальных искусств, где творчество перформативно, внегендерно, с выраженным «аспектом телесности». И там перестаёт писать, хотя ради этого и поступала. Она находится в среде богатых девиц, называющих друг друга «зайками»: рафинированных, сливающихся в органическую массу объятий и поддакиваний, не принимающих/отторгающих других, такое буквально розовое месиво. Фейерверк начинается, когда ее приглашают к зайкам, когда она становится ими, когда они создают собственную мастерскую, когда приходится иметь дело со всё большим количеством неудачных «черновиков», и с парой шедевров тоже.
Вся книга похожа на гигантскую метафору творчества и одиночества. Но это такое удовольствие – погрузиться в неё и дрейфовать, без рефлексии. Для меня это стало круто написанным приключением, жутко захватывающим, чувствовала себя завороженным ребенком, читающим с фонариком под одеялом! Очень хочется испытать эти чувства еще. До сих пор всё вокруг кажется такой причудливой пластичной химерой.

Цитаты:

Вполне возможно, что в другой жизни она была балериной, пока не ступила на кривую дорожку концептуального искусства и не узнала, как приятно сутулиться.

Герцогиня все еще с улыбкой наблюдает за мной, наводя порядок на столе – поправляет пакетик на зиплоке с короткими коричневыми карандашами, мисочку с высушенными лепестками. Фаллоимитаторов нигде не видно.

Я аплодирую вместе с ними, они улыбаются и смотрят на меня так, словно я – гигантская болотная гидра, которая наконец позволила им заплести свою неукротимую гриву в косички и обработать пилочкой острые когти.

Всякий раз, когда он говорил «Привет», мне казалось, что кто-то проводит языком по внутренней поверхности моего бедра.

Как же мне хочется вернуться в свой первый писательский кабинет – приемную в парикмахерской, где работала моя мама, когда я была совсем маленькой. Я часто сидела там, на продавленном диванчике, между пыльной нэцкэ Будды и вазой с искусственными цветами, под фотографиями женщин с немыслимыми укладками, и с лихорадочным упоением писала рассказы. Клиенты, сидевшие в креслах по бокам и напротив делали вид, что читают журналы, а сами искоса поглядывали на меня, странную долговязую девчонку в растянутой футболке с рисунком болотной твари, писавшую что-то в блокнот с русалками, бросавшую на них взгляды из-под длинной челки, которую я хищно обороняла от маминых ножниц. Мне всегда было страшно, что этими ножницами она ненароком выколет мне глаз.
Че ты там пишешь? иногда спрашивали они.
Да, пишу статью про твои трусы, думала я в ответ.

Они что-то говорили – обращаясь к моей маме или собственным отражениям, – но я никогда не могла понять что. Я видела, как они произносят какие-то слова, но ничего не слышала за гулом фенов и грохотом песен группы Heart из колонок. Хотя и отчаянно пыталась прочитать по губам:
Я – человек-ящерица.
Вечером у меня туса с инопланетянами, поэтому мне нужна во-от такая прическа.
Мой любовник – белочка из нашего парка. Ради него я и хочу покраситься в рыжий.
Сегодня вечером я планирую прыгнуть с водопада головой вперед и хочу, чтобы наращенные волосы красиво развивались за спиной.


Саманта Хизер Маккей уверена, что знает и понимает все на свете, но при этом не может постичь глубину человеческого сердца! Ей не постичь глубины наших! Наших сердец, наших, наших! Мы тоже читали «Джейн Эйр», сука ты драная, и «Волны» читали, и плакали, очень много!.

Они все ободряюще улыбаются в ожидании моей реплики. Их окровавленные лица так любезны и так открыты – в такие моменты чувствуешь, как зарождается дружба.

(с) Зайка
облака

Абсурд!

Любопытная статья (ее перевод) для подумать о том, как абсурд (в искусстве или, допустим, в политике) становится полигоном для обретения навыка смыслообразования и "психологической гибкости": [люди] «становятся более бдительными по отношению к миру, пытаются понять то, что в настоящее время не имеет смысла».
Мне было смешно читать про физическую боль от абсурда. Я ведь чувствую ее, когда смотрю очередное странное бельгийское кино, например. Прямо уровень гриппозности.
  • Tags
облака

Подлинник

Все чаще думаю про аутентичность. Как тяжело бывает стоять напротив другого, который избегает себя. И как живо, ловко, споро с аутентичными. В любом контакте. Как в пробке стоять и по шоссе нестись - разница.
  • Tags
облака

Space

Мой любимый сюжет в статичном изобразительном искусстве (живопись, фото) - пустые пространства, особенно те, которые предусмотрены быть оживлёнными. В Нью-Йорк Таймс теперь есть интерактив с такими картинами из реального мира в реальном времени.
  • Tags
облака

Kanye West

Я не христианка. Но это мой культурный контекст. Я росла на христианском/европейском искусстве, я влюблена в готическую архитектуру до покалывания в темечке (когда смотришь наверх изнутри этих чудо-соборов), я помню, что творилось внутри от чтения "Шпиля" Голдинга в детстве и прочее, прочее.
Госпел - это чрезвычайная энергетика. Даже для меня - квази-агностика. Вот на этом моменте, ближе к 1:36:00, глядя на лица, слушая голоса, я источала слёзы :)
А еще тут цветы потрясающие (много вереска).



"Черный" госпел, как по мне, особенно красив: рожденный на болотах, сплетеный из "языческих" гнезд-прутиков и накрахмаленных строгих протестантских платочков. Такое культурологическое чудо с бешеной, недопустимой для, например, православной церкви энергией. "Белый" госпел мне любопытен в его мутированных формах, вроде того, что делает Бэн Дрю (10 лет назад и сейчас).