Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

облака

На память

Высоко над уровнем моря собор: на каменной площади рядом с колокольней мальчишки играют в футбол. Пахнет сухим вереском.

Про запахи: на континенте и на острове в горах запах прогретого солнцем можжевельника; где-то среди зелени запах жареного кокоса, который, кажется, исходит от каких-то растений (возможно, фиговых деревьев).
облака

Марион Пошманн

Эта маленькая книга похожа на шутку с переодеванием. Я не могла отделаться от этого чувства - смешливой, иногда почти издевательской будто, бутафории. Ее написала немецкая писательница от лица немецкого мужчины, поставив его в довольно абсурдное положение. Он спал и видел сон, где жена изменяет ему, проснулся разгневанным и просто полетел в Японию. Мне от этого было и смешно, и немного жалко (будто его слегонца унижают, что, мол, глупенький интеллектуал), и наслаждательно, потому что эффект присутствия в путешествии! Когда я открывала эту книгу, было чувство, будто сижу в поезде и смотрю в окно. Это дорогого стоит сейчас.
Мне кажется, где-то я читала, что Марион никогда не была в Японии, от этого мысль о бутафории свербит еще сильнее. Я не знаю, возможно, это все и правда красивая и простая шутка, разыгранная с непроницаемым лицом. Вообще не очень представляю немецкий юмор. Но "Сосновые острова" - это забавно, да. И, кстати, я восприняла сосновый лес как метафору баланса.


Комната — белый куб — казалась совершенно пустой. Стояла белая кровать с белым одеялом, были еще два белых куба — вроде как мебель. Очень современно, ничего лишнего. Он стоял посреди комнаты и абсолютно не мог понять, зачем сюда попал.

...что свидетельствует не только о том, что суицидная мода здесь не меняется веками, но и том, что для сведения счетов с жизнью здесь приспособили уже традиционные маршруты для пикников.

Гильберт посмотрел вверх и загляделся на деревья. Он ощутил себя окутанным цветом обычного, нормального, правильно-сообразного. В Японии растительный мир стал для него своеобразным источником облегчения.

Они стояли, блестя глянцевой хвоей, компактно, и он погрузился в их тень, в их цикадную зелень, их морскую зелень, их обтекающую, обволакивающую черноту.

Учиться умирать.

Сырой бетон, тошнотворные соленые сливы, нервные животные, которым даже негде порыться, потому что в этой стране, помешанной на порядке и чистоте, и помойки-то толком не найти.

(с) Сосновые острова
облака

Делия Оуэнс

Если бы с самого начала я была готова читать "Там, где раки поют" как сказку, то меньше бы хмурилась в процессе.
Сама не ожидала, но это современная Бронте. Начинается все в духе болотных историй Нового Орлеана и Миссисипи, где топи и эфирные семьи с россыпью пропадающих детей. И это удовольствие - внимательное к травам, протокам и ракушкам письмо Делии Оуэнс, - для тех, кто любит болотную мифологию. Если бы это была не сказка, то было бы всё грустнее. Эта девушка - Киа - не отделалась бы синяком на половину лица под самый конец книги, она была бы изнасилована много раз ни отцом, так братом, ни братом, так соседом, ни соседом, так незнакомцами. Она была бы бита с детства. Надкусана диким животным. Она бы пила в лучшем случае. Но нет, здесь Киа осталась прекрасной привлекательной нетронутой против ее воли белой девушкой с высоким интеллектом, принципами и железной волей. Это чудо из чудес - быть одинокой красавицей в лачуге, и жить с такой миролюбивой судьбой. Ну, вот эта история про чудеса.
Книга романтичная и наивная, от болот в ней остались, собственно, болота: реки, растения, живность описаны замечательно и с любовью, биологическое образование автора не дало согрешить против природы, а против человека определенно согрешило - здесь почти одни добряки, ну а иные получают по заслугам. Я, честно говоря, не знаю, зачем читать эту книгу тем, кто старше 16. Наверное, она может стать guilty pleasure для дичливых поклонников романтизма, Дафны ДюМорье и даже "Графини и садовника". 



Киа сидела на корточках, смотрела на птиц и мечтала: взять бы их в охапку, отнести на веранду, уложить с собой в постель!


...к Унылой Топи ушла она
И всю ночь в огнях светляков одна
В каноэ белом гребет.
Я скоро увижу ее светляков,
Услышу всплески весла,
И мы будем вдвоем, а при звуке шагов
Я найду ей в ветвях кипариса кров,
Чтобы смерть ее не нашла.
[Томас Мур, "Озеро Унылой Топи", перевод З.Морозкиной]


А ближе к вышке, на влажном иле, перед ними развернулась целая летопись: вот петляла самка енота, а следом - четверо детенышей; вот кружевной след улитки, смазанный медведем; вот отпечаток, похожий на неглубокую гладку чашу, - это отдыхала в прохладном иле черепашка.


Иерархия подчинения повышает устойчивость природных популяций, а также некоторых искусственных, подумала Киа.

(с) Там, где раки поют
облака

Валенсия

По какой-то причине Валенсия, оставив после себя что-то очень приятное, осталась незапоминаемо-неформулируемой. Однако жизнь тут бьет ключом: человеческих зарисовок в Валенсии выхватываешь почти на каждом углу. И здания, парки, закоулочки очень заманчивые. Вот с едой не задалось.



Collapse )